Добро пожаловать! Сегодня    Версия для слабовидящих

БАГСУ

БАГСУ   ГБОУ ВО «Башкирская академия
государственной службы и управления
при Главе Республики Башкортостан»

2020: итоги и тренды ковидного года для Республики Башкортостан

Доклад политолога БАГСУ А.М. Шаяхметова 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ДОКЛАДА

Пандемия COVID-19 стала определяющим и структурирующим фактором 2020 г. Вводимый режим ограничений, локдаун, масштабная борьба с пандемией изменили внутреннюю ситуацию в регионах, конфигурацию взаимоотношений центра и регионов. В фокусе внимания Кремля впервые за долгие годы оказались регионы — прежде они рассматривались как поставщики ресурсов и необходимых электоральных результатов. Пандемия оказала значительное негативное влияние на доходы в субъектах с развитой нефтедобывающей промышленностью, машиностроением, третьем сектором (сферой услуг) — сократилось потребление топлива и продукции нефтехимии. В ПФО таких субъектов несколько — Татарстан, Нижегородская область, Самарская область, частично Ульяновская область и Башкортостан. Некоторым амортизирующим эффектом для таких регионов стали экономические показатели в сельском хозяйстве, легкой и пищевой промышленности. Агропроизводство стало одним из самых успешных секторов экономики, превзойдя показатели 2019 г. за счёт увеличения урожая и возросшего потребления (Башкирия, Кировская, Оренбургская и Саратовская области).

В целом, кризис негативно отразился на всех субъектах федерации, обеспечив бюджетный дефицит практически в каждом регионе, включая Москву. Наиболее сложное положение сложилось в изначально депрессивных и закредитованных регионах — ситуация в них близка к преддефолтной. Ингушетия уже объявила о невозможности исполнения обязательств, на очереди — Мордовия, Чувашия, Марий Эл и ряд других субъектов. Однако всю тяжесть пандемии на себе ощутили люди — в зоне риска оказались жизни, здоровье и материальное благополучие граждан. Ковид вскрыл все болевые точки российского здравоохранения и, в особенности, кадровую. Дефицит врачей усугубился высокими рисками и нагрузкой в борьбе с вирусом — сотни специалистов утратили трудоспособность, уволились или погибли.

В регионах резервы для значительного наращивания расходов на здравоохранения найти чрезвычайно сложно — экономика субъектов едва в состоянии обеспечивать текущие потребности. Помимо Москвы и области, наиболее крупный фонд коек сформирован в Санкт-Петербурге, Краснодарском крае, Свердловской области и Башкирии, а стабильно наращивали бюджетные расходы на здраво- охранение в последние 2 года в основном «нефтяные» регионы — ХМАО, ЯНАО, Татарстан и Башкортостан. Все эти меры носили скорее догоняющий, нежели опережающий характер. К тому же, в первую очередь, выполнялись нормативные показатели по койкам, а качество и условия работы врачей существенно не улучшалось — статистическими показателями оно не фиксируется. В результате, пандемия показала общую дезорганизованность и бессистемность российской медицины. Федеральный центр финансировал часть расходов на выплаты врачам в «красной зоне», строительство госпиталей и поддержание платежеспособности Вызовы региональных систем здравоохранения периода ковидных волн 3 бюджетов (выделена сумма порядка 6,5 трлн. рублей). По оценкам профессора МГУ Н. Зубаревич, выпадающие доходы бюджета Башкирии за январь–октябрь составили 23,5 млрд. рублей, а федеральные трансферты составили 33 млрд. рублей, перекрыв объем потерь. Татарстану перечислено лишь 34 млрд. рублей при потерях в 42 млрд. рублей, но у них больший инвестиционный потенциал. Принятые меры позволили удержать экономику на плаву в критический момент, но не стали драйвером быстрого роста.

Потери экономики России в результате введения режима самоизоляции населения за первое полугодие достигли примерно 8% изначально ожидавшегося ВВП 2020 года, по прогнозам на конец года они могут составить 4,5%. В наиболее тяжёлом состоянии оказался малый и средний бизнес, сфера услуг. Количество субъектов МСП сильно сократилось с 6,1 млн. в июле до 5,6 млн. в августе (9,1%).

По оценкам ведущих экономистов (А. Кудрин) до 30% бизнес-субъектов могут прекратить деятельность в 2020 г. Следствием эпидемии станет углубление социально-экономического кризиса в стране, снижение качества жизни и темпов технологического развития, рост безработицы и протестных настроений, сужение региональной ресурсной базы для развития. Уровень бедности в середине года достиг 13,5% (20 млн. человек). Цель регионов в 2021 г. — выжить в буквальном смысле и наметить зоны роста для внутренних инвестиций.